Полная версия

Победа над Японией и роль атомных бомбардировок

  09 августа 2018, 13:33 364



В дни славного 95-летия довелось еще раз побеседовать с генералом армии Махмутом Ахметовичем Гареевым, героем многих статей, вручить самую недавнюю. И еще раз услышать его мнение о Советско-Японской войне: «Важнейшая геополитическая война».

Победа в Манчжурии – выдающаяся, красивейшая по канонам военного искусства операции на полное окружение противника. Характерно принятое в западных военных учебниках её название: «Августовская буря».

Финал Второй мировой, Советско-японская война, атомные бомбардировки Хиросимы, Нагасаки требуют тщательного изучения не только с картами, календарем - даже с хронометром! «На кону» вопросы истинных вкладов СССР, США в общую Победу, значения последних ударов, жертв и создании фундамента послевоенного устройства мира.

О победе августа-1945 даже самые азартные очернители не могут сказать: «Трупами закидали» - соотношение наших потерь и достигнутых результатов уникальное в мировой военной истории.

В ход чаще пускают другую песню: «Советское наступление началось, когда уже вторая атомная бомба разорвалась над Нагасаки, Япония была деморализована».

Некоторые диссиденты, начиная с Солженицына, от этой констатации шли дальше, к Ялтинскому соглашению, порицая даже самого президента США(!) Рузвельта, который «имея на руках почти готовую атомную бомбу, все же побоялся самостоятельно заканчивать войну с Японией, и в обмен на подключение СССР, согласился на раздел сфер влияния в Европе»...

Во время работы над книгой «Ближний Дальний. Предчувствие судьбы» я приводил документированное, но увы, почти забытое свидетельство: «Записки очевидца» М.И.Иванова, советского дипломата, первым из союзников побывавшего в Хиросиме (22-24августа). И удостоверившегося: через две-три недели после ядерных бомбардировок японцы в Хиросиме-Нагасаки принимали меры, как после комбинации удара сверхмощного фугаса и... бактериологической атаки. Его отчет и пояснения - далее.

Хронометраж победы

— 8 августа СССР заявил японскому послу о присоединении к Потсдамской декларации и объявил войну Японии.

— 9 августа, в 00:00 по забайкальскому времени СССР начал боевые действия в Маньчжурии. Крупные успехи достигнуты уже в первые часы наступления. В полдень на экстренном заседании Высшего совета по руководству войной премьер-министр барон Судзуки заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны».

— 10 августа Япония заявила о готовности принять Потсдамские условия капитуляции с оговоркой относительно сохранения императорской власти в стране.

— 14 августа: полный разгром Квантунской армии, японское командование приняло условия безоговорочной капитуляции.

— 17 августа Квантунская армия получила приказ о капитуляции.

— 2 сентября подписание Акта о капитуляции Японии на борту линкора «Миссури» в Токийском заливе.

Значение советского наступления

Признания главнокомандующего американскими вооруженными силами на Тихом океане генерала Макартура: «Победа над Японией может быть гарантирована лишь в том случае, если будут разгромлены японские сухопутные силы. Нужно по крайней мере 60 советских дивизий, что бы разгромить Японию».

Стеттиниус, госсекретарь США: «Генерал Макартур с группой военных выложили перед президентом Рузвельтом справку, калькуляцию Комитета начальников штабов (американский эквивалент Генштаба), утверждавшую, что Япония капитулирует только в 1947г или позже, и разгром её может стоить жизни миллиону солдат».

Тогда же, в начале 1945-го, было запущено производство медали «Пурпурное сердце», которую должен был получить, в том числе посмертно! каждый участник Битвы за Японию. Из тех запасов её выдавали в Корее, Вьетнаме, выдают и по сегодняшний день: выразительный пример «сэкономленных жизней»!

Уинстон Черчилль позже свидетельствовал: «Было бы ошибкой предполагать, что судьба Японии была решена атомной бомбой».

Историк Цуеси Хасегава (монография «Наперегонки с врагом» («Racing the Enemy»), итоговый вывод:

— Вступление Советского Союза в войну внесло намного больший вклад в капитуляцию Японии, чем атомные бомбы... Оно лишило Японию и надежды на выход из войны при посредничестве Москвы.

Исседователь Терри Чарман (Имперский военный музей, Лондон):

— Удар, который нанес СССР, все изменил... «Августовская буря» сильнее подтолкнула Японию к капитуляции, чем атомные бомбы».

Японский премьер-министр времен войны Кантаро Судзуки:

— Если мы упустим сегодня эту возможность (капитулировать), Советский Союз захватит не только Манчжурию, Корею и Сахалин, но и Хоккайдо. Мы должны закончить войну, пока мы еще можем иметь дело с Соединенными Штатами.

О решающей роли советского наступления в Манчжурии историк Константин Асмолов:

— В критической ситуации, военными действиями на территории Японии — Маньчжурия и Корея планировались как «запасные аэродромы» для эвакуации ставки... План «Яшма вдребезги» — на случай реальной угрозы захвата островов (Японских – И.Ш.) американцами... предполагал эвакуацию на материк императорского дома и большей части армии... а сами острова должны были быть превращены в сплошную выжженную землю, вплоть до организации биологической атаки против высадившихся американцев... Вступление СССР в войну предотвратило широкомасштабное уничтожение японского населения, неизбежное при подобной тактике. Советские войска захватили основной источник японского экономического благополучия. Маньчжурия и Корея были сырьевой, промышленной базой империи. На территории Маньчжурии располагались основные заводы по производству синтетического горючего...

После войны командующий Квантунской армией генерал Оцудза Ямада признал: «Бактериологическое оружие (знаменитый «Отряд 731» в Манчжурии) было бы применено против США, Англии, если бы Советский Союз не выступил против Японии. Стремительное продвижение Красной Армии вглубь Маньчжурии лишило нас возможности применить бактериологическое оружие».

«Августовская буря»

Как известно, на Ялтинской конференции Стран-Победительниц (будущих) Сталин пообещал вступить в войну с Японией не позже чем через 3 месяца после поражения Германии. И если отсчитать от точки капитуляции Германии и ввести поправку на разность часовых поясов, прояснится точность, изящество сталинского хода: Ялтинское обещание было сдержано в ночь с 8 на 9 августа с точностью до нескольких минут!

Главнокомандующий на Дальнем Востоке маршал А.М. Василевский: «Что мне придется ехать на Дальний Восток, впервые узнал летом 1944г. После окончания Белорусской операции Сталин в беседе сказал, что мне будет поручено командование войсками в войне с милитаристской Японией».

На гигантской территории более 1.5 млн кв.км., форсируя Амур, Хинганские горы, следовало расколоть и разгромить Квантунскую армию: 6.260 орудий и миномётов, 1.150 танков, 1.500 самолётов, 1,4 млн человек, включая войска марионеточных квази-государств Маньчжоу-Го и Мэнцзяна (район Внутренней Монголии).

Маршал Василевский: «Квантунская армия за лето 1945 года удвоила свои силы. Японское командование держало в Маньчжурии и Корее две трети своих танков, половину артиллерии и отборные императорские дивизии. Квантунскую армию возглавляли командующий — опытный японский генерал армии О. Ямада, и начальник штаба генерал-лейтенант X. Хата».

Всего в ходе боевых операций советские войска захватили в плен 41.199 и приняли капитуляцию 600.000 японских солдат, офицеров, генералов, убито 84.000. Советские потери - 12.000.

Эта «жуткая пропорция» и заставила отложить песню «Завалили трупами», включить новую: «Японцы были уже деморализованы Хиросимой».

Истинные победители Японии

Советский дипломат (понятно, что выполнявший и разведывательные задачи) М.Иванов в числе самых первых побывал в Хиросиме, Нагасаки после бомбардировок:

— Никто в Японии не знал подробностей: что там произошло. Раз­решение выдано, поли­ция предупредила: ответственность ложится на нас. Мы так мало знали тогда о природе атома, что мысли о ради­ации, последствиях никому не приходили в голову. В Хиросиме поезд остановился лишь на минуту, высадить нас и нескольких пассажиров—япон­цев, приехавших на розыск родственников. Мы объяснили жеезнодорожнику, что приехали осмотреть город. Он процедил сквозь зубы: «Го­род... А что смотреть, города-то нет!» Подошел сотрудник управле­ния безопасности. Чрезвычайно удивленный, что мы рискнули сойти с поезда в Хиросиме, говоря об опасности пребывания людей в городе, он неоднократно употреблял выражение «заразная бо­лезнь». Названия болезни, от которой погибли жители Хиросимы, он, видимо, не знал, только без конца повторял: «самая заразная болезнь». Он сильно волновался, в разговоре перескакивал с одного на дру­гое, не зная, как вести себя с нами. Мы твердо сказа­ли ему, что являемся советскими дипломатами, прибы­ли сюда в связи с капитуляцией Японии. Просим показать очевидцев катастрофы 6 августа. Сотрудник безопасности и железнодорожник обменялись шепотом несколькими фразами, ответили, что все пораженные собраны в одном месте, но они являются «заразными больными», к тому же большинство уже умерло.

Сделав фотоснимки и собрали немного бесцветных камней... Первые со­хранившиеся от взрывной волны строения мы повстречали в удалении 5—6 км от центра взрыва, но и они наполовину разрушенны(...)

Японцы, так сказать: «судили по себе». Ведь их-то «Оружием Массового Поражения» было как раз: бактериологическое. Напомню: знаменитый «Отряд 731», базировавшийся в Манчжурии.

Этапы осознания японцами ядерного удара были по свидетельству консула М.Иванова:

«7 августа Трумэн заявил, что на Хиросиму сброшена атомная бомба. Японские эксперты не поверили в существование столь мощного оружия. Только через несколько дней побывавшая в Хиросиме правительственная комиссия во главе с начальником разведки Генштаба генералом Арисуэ и лауреатом Нобелевской премии крупнейшим японским ученым Нисина, установили факт удара: «атомного устройства, сброшенного на парашюте»... Впервые доклад комиссии был в сокращенном виде опубликован в 20-х числах августа»...

Представляете, еще полмесяца японцы (кроме императора и нескольких человек) считали Хиросиму - комбинацией мощнейшего фугаса и последующего бактериологического оружия. Принимая меры именно против: «Очень заразная, самая заразная болезнь».

В Манчужурию эти сведения дошли еще позже, а к 14-17августа разгром Квантунской армии был уже завершен! «Лучевая болезнь» и её долговременные последствия стали фактом общественного сознания еще через год-два.

То есть «деморализующее» влияние, психологически подавляющее большие массы населения, ядерное оружие получило в эпоху уже Берлинского и Карибского кризисов. И перенос этого эффекта «задним числом» на август 1945г — пример глупости или пропагандистской акции с целью принизить значение советской победы в Манчжурии.

И наконец, итоговое соображение по поводу календарной близости трех дат: 6августа — Хиросима, ночь 8-9 августа — начало советского наступления, 9 августа — Нагасаки. Сталин, кроме главного обещания («через три месяца после окончания войны с Германией») каких-либо конкретных дат не называл. Такова была обычная практика в течении всех 4 лет войны: операции готовились в величайшей тайне, союзники уведомляли друг друга «по факту», и только в случае крайне тяжелых ситуаций, как в Арденах декабря 1944го, просили по возможности ускорить начало операций. И США, приняв всерьез обещание Сталина, летом 1945-го отсчитывали вероятный день его удара: 8 августа +/- день. И свои атомные удары спланировали исходя из этого расчёта!

Ведь стоит только вдуматься в предположение противоположное, что «советский удар нанесен вдогон за американским атомным» – и становится понятным все безумие пропагандистских потуг: перевезти из Германии и попытаться швырнуть полутора миллионную армию, раскиданную на территории от Монголии до Камчатки – «вдогон за хвостом мелькнувшего самолета», пусть это даже Б-29, пусть даже с атомной бомбой — чистейший абсурд. А вот спланировать на нужную (рассчитанную) дату — вылет бомбардировщика – реально.

Так что жители Хиросимы, Нагасаки, вас бомбили в том числе и с целью микшировать, подзаглушить, принизить роль ожидаемого удара СССР.

Гордость Сталина

Известно, что И.В. Сталин по-особому относился к этой войне, особо ценил этот «реванш за Русско-Японскую войну1904-1905гг». Вроде неожиданно: Победить Германию (Всю гитлеровскую Европу, если уж точно калькулировать), и... особо гордиться победой над Японией! Да и вообще на его политическом веку было: три революции, шесть войн (не считая Военных конфликтов), и такая память именно о Русско-Японской1904-1905гг!

Но формулировки: Сталин особо ценил... и т.д. - все же не включены в партийно-государственные документы! И важнейшим свидетельством становится книга бесед писательницы Екатерины Глушик с приёмным сыном Сталина Артемом Сергеевым. В его воспоминаниях почти нет оборотов: «Сталин ценил... Сталин чувствовал... думал», зато есть связная сеть фактов. Ближе к нашей теме, Артем Сергеев фиксирует:

— Когда у Сталина было настроение неважное... он ставил пластинку с песней «На сопках Маньчжурии» со старыми словами: «Белеют кресты далеких героев прекрасных». Сталин несколько раз прослушивал, перестав­лял пластинку на словах «Но верьте, ещё мы за вас отомстим и справим кровавую тризну»... Когда мы заходили в комнату, он сидел с опущенной головой... видимо, тяжелые мысли приходили, и он слушал эту песню, вновь и вновь переставляя иголку. Обе песни о «Варяге» любил. Когда слушал слова: «Миру всему передайте, чайки, печальную весть: В битве врагу не сдалися, пали за русскую честь» — нам с Василием говорил: «Вот так-то, ребята»... На поминках (Кирова) говорил коротко, глухо, несколько раз заводил патефон... будто воспрянув, поставил «Варяга»... а затем и «На сопках Манчжурии»... В молчаливой паузе Сталин произнес слово «тризна», повторив за словами песни: «Справим кровавую тризну»(...)

А ведь «кировский случай» никак не соотносился с японскими делами, но видно сама идея отмщения для Сталина была связана с Русско-Японской войной, по-особому задевшей 25-летнего Иосифа, как раз в это время погружавшегося в русскую историю, культуру.

И возвращаясь к оценке генерала Гареева: «геополитическая война».

Мне выпала честь быть соавтором книги вручённой 3 сентября 2015 года на параде в Пекине Си Цзинпину книгу. Есть там ценные воспоминания участников: мне посчастливилось беседовать с минометчиком армии Людникова сержантом Анатолием Голиковым. Этот жанр у нас называется «окопная правда», а про себя я ту книгу называл: «Окопная правда о войне без окопов». Столь фантастически были темпы этого настоящего блицкрига, что, похоже и правда: не довелось вырыть и метра окопов.

Но есть там и глобальные оценки, вроде этой: «Красная Армия пришла помочь китайскому народу изгнать агрессоров. Такого примера еще не было в истории Китая. Влияние этого события неоценимо» (Мао Цзэдун, август 1945 года).

И ещё. До 1945 года запад снобистски не признавал Монгольскую народную республику. Дипломатическое признание МНР – было одним из условий (выполненным!) вступления СССР в войну с Японией. Так что с праздником – и монгольские друзья!

Игорь Шумейко

Источник
Похожие новости
16/11/2018, 16:33 308
09/11/2018, 13:33 401
12/11/2018, 15:33 452
Новости партнеров