Полная версия

Обозреватель Bloomberg: усиление пророссийских партий в Латвии не означает роста пророссийских настроений

  11 октября 2018, 12:18 453
Победа «пророссийской» партии «Согласие» на выборах в Латвии совсем не означает, что в этой стране растут пророссийские настроения, пишет обозреватель Bloomberg Леонид Бершидский. По мнению журналиста, это объясняется тем, что само «Согласие» уже давно начало отходить от образа промосковской партии, в то время как сами русскоговорящие в этой стране в своём большинстве уже давно интегрировались в европейское пространство.
Несмотря на сообщения о том, что «пророссийская» партия одержала победу на парламентских выборах в Латвии, их результаты говорят о том, что если президент России Владимир Путин и захочет «захватить» прибалтийские государства, то делать он это будет не с помощью демократических институтов, пишет обозреватель Bloomberg Леонид Бершидский.
По мнению автора, мало кто сомневается в том, что Путин «положил глаз» на Прибалтику. Учитывая введённые Европейским союзом санкции из-за «украинской авантюры», поиск «чёрного входа» в Европу посредством многочисленной русской диаспоры в Эстонии и Латвии представляется естественным решением.
Тем не менее, как считает Бершидский, результаты выборов в Латвии, а также демографическая тенденция как там, так и в соседней Эстонии свидетельствуют о том, насколько тяжело будет достичь этой цели.
Левоцентристскую партию «Согласие», которая заняла на выборах первое место, набрав 19,8% голосов, легко назвать «пророссийской». Её лидер Нил Ушаков — этнический русский. То же самое можно сказать и о кандидате от этой партии на пост премьер-министра Вячеславе Домбровском. У «Согласия» раньше было соглашение о сотрудничестве с «Единой Россией», а латвийские русские предпочитали голосовать именно за неё, потому что она обещала сделать образование на русском более доступным, поддерживая при этом экономические связи со своим гигантским соседом.
«Так получается, что пророссийская партия победила на выборах? Не совсем», — считает журналист.
На протяжении долгого времени Ушаков хотел сменить «российский» образ партии на имидж ведущего социал-демократического объединения. «Согласие» расторгло соглашение с «Единой Россией» в прошлом году, когда присоединилось к Партии европейских социалистов, куда входят наиболее влиятельные левоцентристские силы в ЕС.
Региональными предвыборными кампаниями «Согласия» заведовали этнические латвийские политики, некоторые из которых успели поработать в правительстве. Домбровский был единственным этническим русским в верхах партии. «Все эти годы мы работали над тем, чтобы стать полноценной партией, которая объединяет латышей и нелатышей», — не так давно заявил по этому поводу Ушаков.
«Эта попытка расположить к себе электорат, разделённый по этническому признаку, делает для «Согласия» практически невозможным следование выраженному прокремлёвскому курсу», — уверен автор.
«Мы поддерживаем единую позицию Европейского союза по отношению к России, какой бы она ни была», — подчеркнул Ушаков, напомнив, что Латвия является одной из стран, которой санкции против России обходятся дороже всего.
По мнению Бершидского, подобная позиция по санкциям гораздо слабее той, которой придерживается итальянская «Лига Севера» или Австрийская партия свободы; обе эти партии подписали соглашения с «Единой Россией» и входят в состав правительств своих стран.
Возможно, попытки Ушакова обновить образ партии помешали «Согласию» добиться более значительных результатов. В 2011 году партия получила 28,4% голосов, в 2014 — 23% и менее 20% — в 2018 году. «Согласие» потеряла эти голоса, как из-за падения собственной популярности, так и общего снижения явки в стране, вызванной оттоком населения.
Если в двух словах, то «Согласие» набрало больше голосов латвийцев, потеряв при этом часть русского электората. Некоторые этнические русские ушли к «Русскому союзу Латвии», который, однако, по результатам голосования не преодолел процентного барьера.
На двух предыдущих выборах «Согласие» также занимало первое место, однако другие партии не допускали его в правительство, считая это объединение «троянским конём русских». В этот раз они попытаются пойти тем же путём, однако это будет сложнее из-за успехов популистской и антиэлитарной партии «Кому принадлежит государство», набравшей 14,2% голосов.
Но даже если партия Ушакова войдёт в правительство, маловероятно, чтобы Латвия сменила свою ориентацию на более пророссийскую. Реалии коалиционного правительства, как считает Бершидский, поставят крест на любых промосковских настроениях. Подобным образом ситуация развивалась, например, в Эстонии.
Когда член Центристской партии Эстонии и министр государственного управления Михаил Корб обмолвился в прошлом году о том, что он против членства Эстонии в НАТО, премьер-министру этой страны Юри Ратасу потребовался всего один день, чтобы «вышвырнуть» того из правительства.
Впоследствии Корб принёс публичные извинения и заявил о важности НАТО для Эстонии. Ратас также ведёт себя очень аккуратно, чтобы не прослыть слишком «пророссийским» политиком в контексте таких внутренних вопросов как культурная автономия русскоговорящего нацменьшинства.
«Русские нужны партийному руководству только ради голосов, — констатировал журналист Родион Денисов. — Проблема в отсутствии альтернатив: другие партии только обвиняют Россию и русских, поэтому люди продолжают голосовать за центристов, пусть и доверяя им всё меньше и меньше».
По мнению Бершидского, этнические русские в Латвии и Эстонии в своём большинстве не входят в состав «потенциальной пятой колонны». Они всё больше интегрируются, причём даже не столько в прибалтийские государства, сколько в европейское пространство.
«Будучи выключенными из госсектора в 90-х и начале нулевых в результате языковой и/или социальной политики, этнические русские открыли свой бизнес в процветающем эстонском и латвийском частном секторе, — цитирует автор профессора университета Вермонта Мишель Коммерсио. — Экономическая стабильность и, в некоторых случаях процветание... подорвали у русских стремление покинуть Эстонию и Латвию и удержали их от протестов против политики национализации… Конечным результатом стало появление нового поколения интегрированных русских-билингвов, довольных своей жизнью в Эстонии и Латвии».
По мнению автора, профессор упрощает ситуацию, так как согласно официальной статистике в Эстонии 27% этнических русских живут на грани нищеты, по сравнению с 18,7% эстонцами. Далеко не всем русским удалось перенаправить своё гражданское рвение в деловое русло, многим это просто оказалось не по плечу. Однако русские в своём большинстве, как в Эстонии, так и Латвии, вписались в существующую систему.
После развала Советского Союза Латвия и Эстония дали гражданство очень небольшому количеству русских, надеясь, что те отправятся восвояси. В результате на данный момент только 64% этнических русских являются гражданами Латвии; для Эстонии эта цифра составляет 41%.
С момента обретения независимости Латвия постепенно редеет. Изначально главный отток населения приходился на бывшие советские республики, в частности Россию. Однако с наступлением нового тысячелетия первую скрипку в этом отношении начали играть богатые страны ЕС.
Более того, Латвия быстрее теряет своё русское население, чем своих граждан в целом. Новые, «европейские русские», не питающие привязанности к прибалтийской стране, где они родились, но имеющие мало общего с Россией, уезжают оттуда на заработки.
Если прибалтийским государствам и стоит беспокоиться о русских, то только о тех, кто родился на их территории и имеет российское гражданство, так как это те люди, которые в своём большинстве сделали выбор в пользу «русского мира». Однако в Эстонии их насчитывается всего 17,761, в то время как в Латвии их число составляет 8,626. Это, как отмечает Бершидский, совсем небольшая цифра, которая никак не похожа на ужасающую «пятую колонну».
Гораздо большую проблему для Латвии представляет продолжающийся отток населения: именно молодые, образованные люди всех национальностей ищут заработка за границей. Это обстоятельство может также объяснить рост популярности популистских партий, которых поддерживает менее мобильное сельское население. Частичным решением этой проблемы может стать создание подушки социальной безопасности по примеру Эстонии.
«Что же касается этнических русских, то их поведение, включая целеустремлённое голосование за центристов, мобильность и экономическую активность, Прибалтике ничем не грозит. Оно скорее показывает, как русские могли бы начать себя вести, если бы Россия не сошла с пути вестернизации, благодаря которому она могла вступить в Европейский союз. Они остались бы русскими, но стали европейцами. Путинскому антизападному проекту им нечего предложить», — подводит итог Леонид Бершидский.
Источник
Похожие новости
16/12/2018, 18:18 396
16/12/2018, 10:18 316
15/12/2018, 18:18 391
Новости партнеров