Полная версия

«Наша цель – достижение полюса»

  13 мая 2022, 10:18 1


Русский гидрограф, исследователь Арктики, член Русского географического общества, почетный член Русского астрономического общества и организатор экспедиции к Северному полюсу – Георгий Яковлевич Седов посвятил свою жизнь науке. Родился великий ученый 5 мая 1877 г.

Сын азовского рыбака, Г.Я. Седов окончил Ростовское мореходное училище и в 21 год стал штурманом дальнего плавания. Курс Морского кадетского корпуса Седов блестяще сдал экстерном и был зачислен на службу по адмиралтейству в Главное гидрографическое управление. Началась череда экспедиций, которые стали важнейшей частью жизни Георгия Яковлевича.

Первым опытом стала экспедиция в район Северного Ледовитого океана в 1902 г. для изучения острова Вайгач, устья реки Кары и пространства около Новой Земли. Выполняя обязанности помощника начальника гидрографической экспедиции, Седов получил высокую оценку от руководителя – гидрографа А.И. Варнека: «Всегда, когда надо было найти кого-нибудь для исполнения трудного и ответственного дела, сопряженного иногда с немалой опасностью, мой выбор падал на него, и он исполнял эти поручения с полной энергией, необходимой осторожностью и знанием дела». С таким же энтузиазмом Г.Я. Седов подходил ко всем экспедициям. Он участвовал в описании Карского, Каспийского морей, устья реки Колымы, Крестовой губы. 

Встреча с капитаном судна «Америка» Энтони Фиала подтолкнула Г.Я. Седова к организации собственной экспедиции на Северный полюс. Но подойти к реализации этой идеи Седов смог лишь в 1912 г. На тот момент американские исследователи Фредерик Кук и Роберт Пири уже побывали на Северном полюсе. В 1913 г. покорить эту точку собирался Руаль Амундсен. Опередить норвежца стало приоритетной задачей для Седова.

«Горячие призывы у русских людей к открытию Северного полюса появились еще во времена Ломоносова и не угасали до сих пор. Мы пойдем в этом году и покажем всему миру, что русские способны на этот подвиг», - писал Г.Я. Седов в обращении к руководству Гидрографического управления. Г.Я. Седов стремился достичь полюса на собачьих упряжках. С одной стороны, за осуществление идеи выступил морской министр И.К. Григорович и император Николай II, издав указ о предоставлении Седову отпуска на время экспедиции. С другой стороны, в финансировании было отказано. Правительство выделило лишь 10 тыс. рублей. Это было связано с тем, что у Седова не было опыта путешествия по дрейфующим льдам, а план экспедиции содержал ошибки. Поэтому более перспективным вкладом выглядело вложение денег в экспедицию судна «Святая Анна» под руководством А.А. Брусилова.

К организации сбора средств на экспедицию подключился редактор журнала «Новое время» Михаил Суворин, опубликовав объявление. Также специально для меценатов выпустили жетоны с надписью «Жертвователю на экспедицию старш. лейт. Седова к Северному полюсу». Было собрано около 60% необходимой суммы. Поиск средств был наименьшим испытанием, с которым пришлось столкнуться Г.Я. Седову.

Проводы экспедиции в Архангельске

Седов Г. Я. и участники экспедиции с провожающими на палубе судна перед выходом в море

28 августа 1912 г. судно «Святого великомученика Фока», переименованное в «Михаила Суворина», вышло из Архангельска. В составе команды были Г.Я. Седов, географ В.Ю.Визе, геолог М.А.Павлов, капитан судна Н.П.Захаров, штурман Н.М.Сахаров, врач П.Г.Кушаков, художник Н.В.Пинегин и 17 матросов. К концу года планировали переправиться на Землю Франца-Иосифа, провести зимовку и полярным летом на собаках отправиться к полюсу. В.Ю. Визе писал о первых трудностях экспедиции: «Многое из заказанного снаряжения не было готово в срок… Наспех была набрана команда, профессиональных моряков в ней было мало. Наспех было закуплено продовольствие, причем архангельские купцы воспользовались спешкой и подсунули недоброкачественные продукты. Наспех в Архангельске были закуплены по сильно завышенной цене собаки – простые дворняжки. К счастью, вовремя подоспела свора прекрасных ездовых собак, заблаговременно закупленных в Западной Сибири».

Уже в сентябре 1912 г. судно попало в непроходимые льды и смогло выйти из них только через год. Во время зимовки на Новой Земле около полуострова Панкратьева исследователи изучили метеорологические, магнитные, океанографические особенности местности и впервые составили карту северной и центральной части Новой Земли. Было много расхождений с имеющимися данными. Также Седову и матросу А.Инютину удалось на санях пройти от полуострова Панкратьева до мыса Желания. В 1913 г. Г.Я. Седов открыл новый мыс у северной оконечности Новой Земли в Баренцевом море и назвал в честь Ф.К. Дриженко.

Несколько членов экипажа были отправлены в Крестовую губу, чтобы передать материалы экспедиции и почту в Архангельск, где просили прислать судно с углем и собаками. Денег не было, помощь не оказали.

Новая земля близ Карского моря

Освободившись от ледяных оков, экспедицию продолжили. Но достигнув мыса Флопа архипелага Земли Франца-Иосифа, судно снова попало во льды. В бухте Тихая о. Гукера проходила вторая зимовка. Не хватало пищи и топлива. Чтобы выжить, экипаж, можно сказать, на части разбирал судно для растопки печки, использовал жир морских животных, добывал пищу с помощью охоты. Несмотря на тяжелейшие условия, участники экспедиции продолжали исследования островов, делали подробную съемку.

Еще одним ударом стала цинга. Болезнь коснулась и Г.Я. Седова. Даже это не прервало экспедицию. Перед походом Седов обратился к своим товарищам: «Пришло время. Сейчас мы начнем новую попытку русских достичь Северного полюса. Теперь на нас лежит ответственность оказаться достойными преемниками наших исследователей Севера. Но я прошу не беспокоиться о нашей участи. Если я слаб – спутники мои крепки; если я не вполне здоров, то посмотрите на товарищей, уходящих со мной, – они так и пышут здоровьем. Сегодня для нас и для России великий день. Долг мы исполним. Наша цель – достижение полюса, все возможное для осуществления ее будет сделано». Однако болезнь прогрессировала, Седов уже не мог идти. Он велел привязать себя к нартам и продолжать поход. Последняя запись в дневнике Григория Яковлевича была посвящена тихой погоде после вьюги: «Сегодня увидели выше гор впервые милое родное солнце. Ах, как оно красиво и хорошо! Словно бы весь мир перевернулся. Привет тебе, чудеснейшее чудо природы! Посвети близким. Мы ютимся в палатке, больные, удрученные под 82°северной широты». 

На восемнадцатый день похода Г.Я. Седов скончался. Его тело захоронили на острове Рудольфа на мысе Аук. Собака Фрам осталась у могилы исследователя. А его спутники через 10 дней вернулись на корабль. Экипаж решил продолжать экспедицию и двигаться на юг.

Дойдя до мыса Флора, моряки нашли штурмана Альбанова и матроса Кондрада, которые единственные из экспедиции А.А. Брусилова остались в живых. Оказалось, что вмерзшее в лед судно «Святой Анны» стало уносить течением на север. Альбанов отправился с разрешения капитана искать землю, чтобы передать почту. На пути до мыса Флопа погибли почти все его спутники. Что стало с теми, кто остался на «Святой Анне», не известно.

Седов Георгий Яковлевич, Визе Владимир Юльевич и члены экспедиции во время зимовки

Судно «Михаил Суворин» было в полуразрушенном состоянии, поэтому экипаж оставил его на Мурмане и до Архангельска добирался на пассажирском пароходе.

Г.Я. Седов и его команда собрали уникальные данные, создали карты морских глубин и указали, какие пути и сроки плавания наиболее безопасны. Однако богатейшие материалы экспедиции забыли почти на 20  лет. Опубликованы результаты были лишь в 1930-е гг.

В честь Седова на карте мира названо 11 географических мест. В историю Георгий Яковлевич вошел как один из первых исследователей Арктики и отважный русский офицер.

Ольга Скибина

Источник
Похожие новости
13/05/2022, 10:18 456
08/05/2022, 14:03 404
07/05/2022, 11:03 348
Новости партнеров