Полная версия

Безупречный пакт

  13 августа 2019, 12:03 276


Игорь Сергеевич, приближается 80-летие Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом, который часто называют "пактом Молотова—Риббентропа", и эта тема сейчас приобретает особую актуальность.

Игорь ШИШКИН. Да, этот договор до сих пор — фактор активной политики. Лимитрофы типа Польши и государств Прибалтики его панически боятся: чуть что — начинают кричать, что "пакт Молотова—Риббентропа вот-вот будет заключён снова!"

Дата 23 августа стала днём, когда внутренние и внешние враги России слетаются на очередной шабаш. Евросоюз в этот день отмечает День памяти жертв сталинизма и нацизма, Канада — День чёрной ленты. А отечественная "пятая колонна" в этот день просто в истерике заходится, требуя, чтобы мы за этот пакт покаялись и дали обещание человечеству, что никогда ни под каким видом ничего подобного не повторится.

Причём длится это почти 30 лет, с выступления недоброй памяти Александра Яковлева на съезде народных депутатов СССР. После этого наши власти начали каяться, проклинать прошлое своей страны.

Но в последние годы начались изменения: Путин при встрече с Меркель в год 70-летия Победы сказал, что этот пакт, с точки зрения безопасности Советского Союза, был, в общем-то, полезным договором.

Впервые за всю постперестроечную эпоху…

Игорь ШИШКИН. Совершенно верно. Какая истерика тогда началась! Причём не только какие-то системные оппозиционеры бились в ней, но и некоторые члены правительства и руководители научных учреждений.

Например, Сергей Мироненко, директор Государственного архива РФ…

Игорь ШИШКИН. Да, он сразу же дал интервью, в котором объявил, что пакт был не просто в том или ином отношении плох, а это был преступный документ. Вот цитата: "Пакт Молотова—Риббентропа — это стратегическая ошибка, если не сказать преступление советского руководства и лично товарища Сталина".

У нас некоторые теперь и самого слова "пакт" боятся. В комментариях к статьям, посвящённым пакту, очень часто можно увидеть призывы не называть договор о ненападении между СССР и Германией гнусным словом "пакт". Хотя "пакт" — общепринятый термин международного права, так называются особо важные международные договоры. И лучше бы вспомнить, что "ужаснейшие" пакты о ненападении с гитлеровской Германией раньше СССР заключили и Польша, и Франция, и многие другие европейские страны.

Но, ограничиваясь этим доводом, мы как бы говорим всем: не я один сволочь, все остальные — тоже. Но это всё равно, что признавать свою преступность. Есть ещё один довод: СССР был вынужден подписать с немцами договор о ненападении, деваться ему некуда было, поскольку англичане и французы отказались от вступления в соглашение.

Они Мюнхенский договор заключили, приведший к оккупации Чехословакии, в которой и Польша поучаствовала.

Игорь ШИШКИН. Да, совершенно верно. Но это, опять же, косвенное признание преступности Договора 1939 года. Поясню… Например, Румыния постоянно говорит о том, что она вынужденно принимала участие в походе против Советского Союза вместе с гитлеровской Германией. То есть она теперь за это не отвечает? Точно так же и в Словакии говорят, что они против своей воли пошли воевать против нас. Венгры и финны тоже пошли вынужденно и так далее… Извините, но это тоже не срабатывает. Нет, надо сказать прямо: прекратите очернять этот договор, он абсолютно безупречен в правовом и моральном плане! Тридцать лет уже его поливают грязью, но при этом не нашли ни одной нормы международного права, которую бы этот "преступный" документ нарушал.

Тогда, может быть, это тайная часть, секретный протокол?

Игорь ШИШКИН. Этим секретным протоколом, как и словом "пакт", разве что детей не пугают. Но ведь вся история дипломатии — это секретные соглашения.

Я напомню последний случай, который стал достоянием гласности. На закате президентства Обамы в Россию приезжал госсекретарь Керри, и они с Лавровым заключили договор по Сирии. При этом даже не скрывалось, что большая часть договора была засекречена — по настоянию американской стороны. Кто-нибудь после этого схватился за сердце, закричал о попрании всех норм международного права? Секретное соглашение к договору — это норма.

Напомню, что 23 августа 1939 года мы заключили договор о ненападении с секретным приложением, а буквально через два дня Великобритания заключила договор с Польшей, у которого тоже было секретное приложение. Секретность — норма дипломатии.

Но нам говорят ещё, что этот договор разделил Европу и что по этому договору Гитлер отдал Сталину Прибалтику, Восточную Польшу, Румынию, Финляндию.

Игорь ШИШКИН. Звучит жутко, да, но только у меня сразу возникает вопрос… Вот вы можете отдать мне половину Центрального банка России?

Нет.

Игорь ШИШКИН. Правильно. И я не смогу вам отдать половину банка. А у Гитлера, что, была Финляндия, была Прибалтика, была Восточная Польша?! Как можно отдать то, что тебе не принадлежит?!

О чём на самом деле идёт речь в этом договоре? О разграничении сфер интересов. И ни в одной норме международного права нет запрета на раздел сфер интересов. Более того, если бы таковой был, то он налагал бы на великие державы обязательства грызться между собой на территории третьих стран.

Конечно, мелкие страны привыкли ловить рыбку в мутной воде; и все эти латвии, литвы, эстонии, польши хорошо на противостоянии великих держав научились наживаться. Для них этот договор, конечно, ужасен: как это так, великие державы согласились и решили на их территории больше не сражаться между собой? Но нет ни одной нормы международного права, которая обязывает великие державы собачиться меж собой!

Поэтому Германия имела полное право сказать: "Я не буду вмешиваться в ваши дела на постимперском пространстве". Имела она право? Имела. Она обязана была вмешиваться? Нет.

Короче говоря, суть договора с его секретной частью заключалась главным образом в том, что Советский Союз обязывался соблюдать нейтралитет и не нападать на Германию, независимо от того, в каких отношениях она окажется с третьими странами. А Германия обязывалась не вмешиваться в дела СССР на постимперском пространстве. Всё! Ничего другого этот договор не содержал! И ни одной нормы международного права он не нарушает.

Ещё говорят, что он якобы противоречил нашему договору о взаимопомощи с Францией и Польшей?

Игорь ШИШКИН. С Польшей был договор не о взаимопомощи, а о ненападении, а договор с Францией, как говорится, приказал долго жить после Мюнхена. После того, как Франция отказалась выполнить свои союзнические обязательства по отношению к Чехословакии, а Польша поучаствовала в её разделе, все эти договоры обесценились.

Было даже специальное заседание Политбюро ЦК ВКП(б) после Мюнхена, на котором решался вопрос, расторгать официально договор с Францией или нет. Потом решили лишний скандал не устраивать, а просто иметь в виду, что этот договор не действует.

А когда Польша после Мюнхенского договора собиралась "оттяпать" у Чехословакии Тешинскую область, Советский Союз официально известил власти Польши, что если они это сделают, то мы не будем считать себя более связанными договором о ненападении.

Но по-прежнему напирают на моральную сторону: Гитлер — абсолютное зло, и этот договор мы заключили со злом.

Игорь ШИШКИН. До 22 июня 1941 года Гитлер мог быть для нас каким угодно злодеем, но он был главой великой державы, с которой можно и нужно было выстраивать отношения. Тем более, на момент подписания договора никаких международных преступлений совершено Гитлером не было. Аншлюс Австрии был признан и Англией, и Францией, и США, раздел Чехословакии — тоже. Законы имеют обратную силу?

Давайте сравним: президент США Джордж Буш-младший устроил агрессию против Ирака, в результате которой погибло около миллиона мирных жителей. Так что, все те, кто подписывал какие-то соглашения с Бушем-младшим, — нравственные уроды и преступники?

Да, в Германии угнетали евреев, была Хрустальная ночь. Это правда. Но разве в США негры не были официально поражены в правах? Ку-клукс-клан не действовал, негров не убивали, не линчевали? Линчевали. Были скамейки "только для белых", таблички "чёрным и собакам не входить". Официально были? Официально. Кто-нибудь ставит в вину СССР то, что он всю войну был союзником расистского государства США?

А на вопрос, почему мы заключили пакт с Германией, очень хорошо ответил сам Сталин в официальной речи: "Могут спросить, как могло случиться, что советское правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны советского правительства ошибка? Конечно, нет. Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами. Именно такой пакт предложила нам Германия в 1939 году. Могло ли советское правительство отказаться от такого предложения? Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не может отказаться… Независимо от того, что во главе этой державы стоят такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп". Исчерпывающий ответ!

Но антисталинисты упирают на то, что Сталин-де не соблюл интересов Советского Союза, что Гитлер обманул Сталина, заключив этот пакт, а потом нарушил его. А Иосиф Виссарионович, мол, наивный человек, поверил такому договору о дружбе, и в итоге первые месяцы войны прошли столь катастрофично для СССР.

Игорь ШИШКИН. Да, у нас много было россказней о том, как мы "содержали" Третий рейх и помогали ему готовиться к агрессии… Тот же Мироненко об этом постоянно повествует. Рассказывают, что 22 июня, когда начиналась война, в Германию продолжали идти поезда с пшеницей и прочее. Только забывают сказать, что оттуда в Советский Союз тоже кое-что шло. То, что сыграло немалую роль в грядущей Победе.

И вот цифры: сразу после заключения договора мы за один год получили из Германии 6430 самых современных на то время металлорежущих станков. Для сравнения: за весь 1938 год, предшествующий этому договору, из всех стран мира мы смогли импортировать только три с половиной тысячи станков! А Германия по договору согласилась поставлять нам — и поставила! — эти совершенные станки и оборудование! Те самые, с помощью которых потом был побит Третий рейх. Экспорт СССР в Германию в апреле-июне 1941 года составил около 130 миллионов марок, а импорт из Германии в СССР — 151 миллион марок.

Гитлер был уверен, что Советский Союз — колосс на глиняных ногах. Поэтому, когда мы потребовали, чтобы в соответствии с пактом нам продавали новейшие самолёты, танки, зенитные пушки и так далее, он сказал своим: "Продавайте. Они не успеют с ними ничего сделать". Но наши инженеры их технику успели изучить, в том числе — в отношении её уязвимости.

Есть и ещё обвинение. Те, кто признаёт, что не было в рассматриваемом нами пакте никаких нарушений международного права, всё равно упорствуют в том, что именно он развязал Вторую мировую войну.

Эта идеологическая конструкция очень выгодна тем, кто хочет повесить ответственность за войну именно на Сталина!

Игорь ШИШКИН. Некий доктор исторических наук Борис Соколов недавно в очередной раз заявил: "Мне представляется, что если бы не было пакта о ненападении между СССР и Германией, не было бы Второй мировой войны".

Услышишь такое — и сразу приходит в голову: как же все эти люди уверены во всемогуществе товарища Сталина! Они, видимо, искренне верят, что если бы он отказался ставить подпись, не было бы Второй мировой войны! Гитлер, узнав об этом, схватился бы за голову и распустил вермахт. А самураи в Японии, узнав об этом, в ужасе сломали бы мечи и пошли возделывать рис. И всё это на полном серьёзе нам преподносится!

Спрашивается, почему ненавистники Советского Союза с таким остервенением льют ложь на этот пакт? Да потому, что этот пакт действительно не был безобидным документом и нанёс колоссальный удар по планам всех врагов Советского Союза! И вот этого они забыть до сих пор не могут. Они панически боятся, что Россия когда-нибудь сможет опыт "пакта Молотова—Риббентропа" снова использовать и нанести по ним ещё раз такой же сокрушительный удар. Вот и поливают его грязью.

Не только для жалких лимитрофов, но и для ведущих западных держав этот пакт — символ всего наихудшего. И когда Буш-младший говорил, что США гарантируют всему миру, что больше никогда не будет ничего подобного "пакту Молотова—Риббентропа" и Ялтинским соглашениям, он знал, о чём говорил. Тем более, что Ялтинские соглашения — прямое следствие этого договора. Можно много говорить и о том, что дал пакт Советскому Союзу…

Некоторые моменты надо обозначить обязательно.

Игорь ШИШКИН. Благодаря "пакту Молотова—Риббентропа" Советский Союз сумел вернуть себе стратегически важные территории, утраченные в результате распада Российской империи: Прибалтику, Западную Белоруссию, Западную Украину. Тем самым завершился многовековой процесс собирания русских земель.

Последняя территория, вошедшая в состав России — древний русский город Львов, русская Галиция. В результате пакта "Молотова—Риббентропа" процесс, начатый Иваном Калитой, был завершён товарищем Сталиным!

А сейчас посмотрите, как Запад реагирует на возвращение Крыма в Россию! Мир оказался на грани войны, а ведь один только Крым мы вернули. А тогда, на рубеже 30-х—40-х вернули гораздо большую территорию! Естественно, они от одного этого воспоминания в обморок по сей день падают.

Далее… Территория — это ещё и время. Это предопределило уже чисто с военной точки зрения, что Гитлеру не хватило буквально чуть-чуть…

Это военно-стратегическая глубина.

Игорь ШИШКИН. Да, иначе бы они наступали на Ленинград от границ Прибалтики, а это — всего лишь сотня километров… Сказки про то, что Прибалтика осталась бы независимой, — это всего лишь сказки. Например, в воспоминаниях Германа Гота, танки которого рвались к Москве, есть очень интересный момент. Когда изначально германским генштабом разрабатывался план нападения на СССР, главный удар на Москву планировалось нанести не через Минск, а кратчайшим путём — через Ригу. Но благодаря пакту Прибалтика оказалась нашей. И присоединили мы её с юридической точки зрения безупречно.

Если бы немцы нанесли удары по Ленинграду и Москве из Прибалтики — выдержать их было бы намного сложнее. А далее следовал удар по мурманскому направлению — и перерезалась бы одна из важнейших артерий. Не зря Гитлер столько усилий приложил для захвата Мурманска.

Но было и более важное стратегическое значение. Как писала об этом Наталья Нарочницкая: "Советско-германский договор 1939 года изменил очерёдность и расписание планируемых Гитлером нападений на менее приемлемое для Запада. Главное, договор 1939 года, поменяв "всего лишь" расписание войны, поменял и послевоенную конфигурацию, сделав невозможным для англосаксов вхождение в Восточную Европу ни в начале войны, ни после Победы. А, следовательно, потерпели крах надежды изъять Восточную Европу из орбиты СССР".

Этот пакт "вырубил" Францию?

Игорь ШИШКИН. Франция в то время была мелочь. Он "вырубил" Великобританию. Хотя считается, что добил Британскую империю Рузвельт, "брат" по англосаксонскому миру.

Именно США прибрали к рукам британское наследство…

Игорь ШИШКИН. Да, были соглашения типа "вам нужны эсминцы, у нас они есть, но взамен вы нам отдайте свои стратегические объекты по всему миру"… И деваться британцам было некуда. Но, чтобы это произошло, должен был состояться "пакт Молотова—Риббентропа", который нанёс смертельный удар по Британской империи.

У нас есть стандартная версия, что за Вторую мировую войну отвечает Германия, то есть Третий рейх и лично его фюрер Адольф Гитлер. Всё верно. Но только ли Адольф Гитлер и Германия были заинтересованы в начале Второй мировой войны? И был ли, кстати, Гитлер заинтересован в том, чтобы именно в 1939 году она началась? Даже с формальной-то точки зрения 1 сентября 1939 года что произошло? Нападение Германии на Польшу. Это что, мировая война? Нет, это двусторонний конфликт.

А вот 3 сентября, когда Великобритания объявила войну Третьему рейху, война стала общеевропейской, и в таковую её превратила именно Британия.

А теперь давайте вспомним, как и почему это случилось. У нас везде пишут о том, что Британия перед войной проводила так называемую политику умиротворения. И объясняют это тем, что англичане боялись войны. Да, они не отрицают того, что намеревались направить Гитлера на восток…

Но преподносится это всё как психологически понятная и оправданная ситуация?

Игорь ШИШКИН. Да, хотя с моральной точки зрения это не очень хорошо выглядит: если боишься войны, то нужно ли вероятного противника науськивать на другого?

Но нам рассказывают, что главным побудительным мотивом Британии было — любой ценой избежать войны. Британии, которая захватила почти весь мир, создала империю, в которой действительно никогда не заходило солнце. Британская империя прибирала к рукам всё, что плохо лежит, и никогда не останавливалась перед кровью. С чего бы она вдруг ни с того ни с сего стала пацифисткой и захотела мира?

Читаешь сейчас работы, посвящённые Мюнхенскому соглашению, и там пишут в таком примерно ключе: соглашение было плохое, но побудительные-то мотивы были хорошие, стремились избавить свой народ от войны. А вот Сталин, наоборот, когда заключал пакт, хотел, чтобы Германия воевала с поляками…

Из Чемберлена делают простака, которого обвёл вокруг пальца коварный Гитлер. В это можно было бы поверить, если бы это хоть немного соответствовало фактам. Но вот что на этот счёт писал историк Андрей Фурсов: "Прогитлеровская политика Великобритании во второй половине 30-х годов, курс на умиротворение были не ошибкой и не глупостью, то был курс на сохранение Британской империи". И ещё одна цитата, из Натальи Нарочницкой: "До сих пор тиражируется суждение, что Британия полагала умиротворить Гитлера. Нет. Самое страшное для англосаксов случилось бы, если бы Германия удовлетворилась Мюнхеном и аншлюсом Австрии".

Дело в том, что Британская империя, как писал тот же Черчилль, четыре века руководствовалась в своей европейской политике одним непреложным принципом: бороться с любым сильным государством на континенте — независимо от того, как оно называется. Потому что объединённая континентальная Европа могла бросить вызов Британии. А что это за вызов? Давайте не забывать, что вся история западной цивилизации — это два взаимосвязанных процесса. Первый из них — это расширение, захват всего мира, превращение его в колонии.

А второй процесс — драка внутри западной цивилизации за доходы от ограбления мира, сражение за гегемонию. И в этой схватке после наполеоновских войн победила Великобритания. Именно тогда она и создала свою колоссальную империю. Затем она Францию прихлопнула окончательно, когда в 1870 году во Франко-прусской войне помогла Пруссии.

Затем Британии бросил вызов Второй рейх. И что произошло? Первая мировая война, в которую было вовлечено огромное количество народов. Но главным нервом и причиной той войны была борьба за гегемонию между Германией и Великобританией, и там уже чуть-чуть начинают "высовываться" США…

Британцы в той войне не позволили Франции добить Германию. Потому что иначе они получали бы континентальную Европу под французским господством. Шило на мыло в Лондоне менять не захотели.

Они уже видели такую Европу при Наполеоне.

Игорь ШИШКИН. Да, тогда им пришлось воевать с Наполеоном и быть союзниками России. Зачем же повторяться?

А в 1936 году, когда Гитлер занял Рейнскую область, у него было всего три батальона. Французы были готовы войти — и всё, Гитлеру был бы конец. Кто остановил французов? Британцы, сказав, что они откажутся помогать Франции.

Что дальше было нужно Великобритании? Чтобы Германия пошла на восток. Потому что, помимо борьбы за гегемонию в Европе, появился Советский Союз. Да, Россия всегда и в любом обличии для Запада была противником. Но здесь было другое… У нас в последнее время увлекаются геополитикой и сбрасывают со счетов антикоммунизм. А совершенно напрасно. Часто приходится читать, что "Запад прикрывался лозунгами борьбы с большевизмом, а на самом деле сражался с Россией". Такое читаешь и думаешь: "Подождите, вы хотите сказать, что если бы Запад реально воевал с большевизмом, а не с Россией, — он был бы хорошим, значит? Ему нужно было бы помогать?" Подтекст-то именно вот этот.

По их мнению, да.

Игорь ШИШКИН. Но, извините, Запад-то не из-за того большевистский режим возненавидел, что храмы взрывали, не из-за красного террора, не из-за расказачивания! Советский строй впервые поставил под вопрос само существование принципов, на которых стояла гегемония западного мира.

Мировую капиталистическую систему.

Игорь ШИШКИН. Да, ту систему, в которой эксплуататорское меньшинство владеет и правит миром: сначала — по аристократической линии, потом — по линии "денежного мешка". И вдруг всё это сметается, что на Западе реально воспринималось как смертельная угроза.

Отсюда и их отношение к Гитлеру: ведь тот предложил другую схему обеспечения капиталистического строя и власти элиты — в тот момент, когда эта элита увидела, что парламентская демократия уже не срабатывала, а коммунистические идеи набирали популярность по всему миру. Эта схема — национал-социализм, который решал проблему открытой диктатурой, основывая власть элиты не на парламентских процедурах, а на расовой избранности. Гитлер потому так легко и занял всю Европу, что его сторонников в правящем классе европейских стран было более чем достаточно.

Итак, для Британской империи одной угрозой была возрастающая Германия, а другой угрозой — большевизм, Советская Россия. И Советская Россия, может быть, воспринималась даже более страшной и опасной.

Столкнуть их — было идеальным вариантом для Британской империи.

Игорь ШИШКИН. Конечно! Они бы в войне измотали друг друга, а тогда уже вступила бы в действие вовсе не Британия, которая на суше воевать не собиралась. Ей нужна была шпага на континенте, а для этого можно было использовать хоть и обветшавшую, но ещё на что-то годную Францию. И вот британцы рассчитывали вместе с французами в решающий момент одновременно "прихлопнуть" и Германию, и Советский Союз. Тогда Англия взяла бы под свой контроль всю континентальную Европу — её ресурсы, её финансовые, боевые и промышленные возможности; плюс получила бы все ресурсы Советского Союза.

И при таком раскладе у неё появлялся шанс вступить в схватку с Соединёнными Штатами?

Игорь ШИШКИН. Это был её единственный шанс победить Соединённые Штаты и ещё лет на пятьдесят, а то и на сто, остаться гегемоном западного мира. Поэтому они шли на всё ради этой цели.

Вспомним, каким пацифистом выступал Чемберлен во время Мюнхена. Он говорил: "У меня сердце обливается кровью от одной мысли, что мы должны здесь, в Лондоне, копать траншеи, оттого что каких-то там два государства в тысячах километрах от нас решили выяснить между собой отношения". Имелись в виду Германия и Чехословакия. Все говорили: да, действительно, зачем же?..

Проходит всего полгода — и в марте 1939-го тот же самый Чемберлен делает заявление в Палате общин о гарантиях Польше, что если та вступит в войну с Германией, то Британия тоже начнёт воевать. У всех в Англии был шок.

То есть Британия связала свою судьбу с Польшей, руководство которой в то время было, мягко говоря, не вполне адекватно?

Игорь ШИШКИН. Да, и не будем голословны: 6 августа 1939 года маршал Рыдз-Смиглы — между прочим, верховный главнокомандующий польской армией в будущей войне — сделал такое заявление английской газете: "Польша добивается войны с Германией, и Германия не сможет избежать её, даже если захочет". Польша собиралась воевать с Германией до победного конца, до того самого, когда польские уланы промчатся под Бранденбургскими воротами, и в это время Чемберлен заявляет, что всё будет зависеть от решения Польши! Что если Польша решит воевать, то и Британия вступит в войну! Что он, за полгода где-то поскользнулся, головой ударился? Нет.

Всё очень просто и логично. В Мюнхене Гитлеру отдали часть Чехословакии, но отдали с барского стола — решением Британии и Франции, при этом Гитлер как бы попадал в подчинённое положение. К тому же, отдавая Чехословакию, они спасали Гитлера, потому что на британцев вышла немецкая военная верхушка, и открытым текстом заявила, что если их поддержит Британия, они Гитлера ликвидируют, так как понимают, что он может привести Германию к катастрофе.

А вместо поддержки они получили Мюнхен. После Мюнхена — попробуй против Гитлера в Германии дёрнись! Он на блюдечке преподнёс Германии Судеты, вернул огромные территории, освободил немцев от иноземного ига. Всё, он — герой! Кроме того, он получил прекрасную чешскую промышленность и ресурсы для похода на Восток.

Но на этом Гитлер не остановился…

Игорь ШИШКИН. Да, он взял всю Чехословакию, превратив её в протекторат Богемия и Моравия, Словакию сделал формально независимой, но, в сущности, вассальной, не согласовывая всё это с Лондоном, самостоятельно. Современники тогда писали: "Зачем он это сделал? Если бы он обратился с просьбой, ему бы это подарили опять". Но он уже выходит из подчинения. До этого он мастерски играл на том, что, мол, я антикоммунист, я только большевиков резать собираюсь, а вас — нет, никогда…

А тут наметилась опасность, и британская дипломатия сразу же решила подстраховаться, чтобы Гитлер не смог выкинуть фортель и отказаться от войны против СССР.

Британия знала, что Гитлер не собирался сначала воевать с Польшей. Он собирался с поляками договориться, ему нужен был тыл на востоке для того, чтобы разобраться с Францией и поставить всю континентальную Европу под свой контроль. А затем уже — с Россией… Так вот, британцы учитывали, что поляки в последний момент, несмотря на задиристость Рыдз-Смиглы, могли дрогнуть и уклониться от войны с Германией.

Чтобы они этого не сделали, и был предпринят фантастический демарш, который с точки зрения здравого смысла является просто дикостью: британские гарантии Польше. Лезьте, мол, на рожон с немцами сколько угодно, мы за вами. Затем это оформили договорами. Поляки — хороший народ, но они всегда были неадекватны в вопросах, касающихся русских и немцев.

На этом и сыграли британцы.

Игорь ШИШКИН. Да, по поручению Британии полякам дала гарантии и Франция. Был подписан договор, что Франция на пятнадцатый день после начала войны обязуется начать полномасштабное наступление против Германии. А затем, уже без поляков, приняли решение о том, что никакого наступления не будет, с уникальной формулировкой, что судьба Польши будет решена по итогам начинающейся войны. То есть то, что сейчас её сметут, — это на здоровье, потом, мол, полякам возместим…

Им любой ценой нужно было, чтобы Гитлер пошёл на восток и очень рассчитывали на то, что столкновение Советского Союза и Германии произойдёт уже независимо от желания Гитлера — логика обстоятельств будет сильнее логики намерений…

Для чего Англия и Франция устроили переговоры с СССР летом 1939 года? Если бы они действительно боялись войны, то проще всего было договориться с Советским Союзом. Он вступает в войну вместе с ними, в 1939 году Германия ещё слаба, нанести по ней тройственный удар — и Германии как не бывало.

Вместе с Гитлером.

Игорь ШИШКИН. Но, если бы это произошло, усилилась бы Франция. А, главное, Советский Союз в ходе войны занял бы ту самую территорию, что и в 1945 году — но почти без потерь, без 27 миллионов погибших, без уничтоженной промышленности в европейской её части, без сожжённых городов и сёл!

От одной такой мысли британцам проще было застрелиться! Поэтому они и говорили нам: дайте гарантии, что вступите в войну, мы вас поддержим и так далее. Им важно было, самим оставаясь в стороне, втянуть нас в войну. Они поступили бы с нами точно так же, как поступили с поляками. Ведь не двинулись же они в защиту поляков ни на 15-й день после вторжения Гитлера, ни на 20-й…

И в этих условиях заключается "пакт Молотова—Риббентропа". Для них всё пропало! Стало ясно, что Советский Союз и Германия Британию переиграли. После этого ситуация в корне изменилась. Третий рейх, получив гарантию того, что Советский Союз на него не нападёт, после разгрома Польши атаковал Францию…

И тем самым поставил Британию на грань катастрофы.

Игорь ШИШКИН. Британии пришлось обращаться за помощью не только к США, но и к Советскому Союзу. Одной Америкой за океаном, без СССР, от мощной Германии было уже не спастись. Те, кто собирался стоять в сторонке и наблюдать за схваткой свастики с серпом и молотом, были вынуждены помогать Советскому Союзу. Да, открытие второго фронта они оттянули, но ленд-лиз был нужен. Он давал то, чего не хватало Советскому Союзу. В общей массе это, может быть, 3-5%, но по отдельным конкретным направлениям это было очень важно.

Поэтому Сталин так добивался поставок по ленд-лизу, лично выверял номенклатуру того, что должно быть поставлено. Это к вопросу о тех шести с лишним тысячах станков, которые за один только 1939 год мы получили из Германии. А сколько нам ещё было нужно Например, для производства 57-миллиметровых противотанковых пушек ЗИС-2 нужны были западные станки, чтобы делать стволы уникальной по тем временам длины.

Пробивающие броню Круппа и Порше…

Игорь ШИШКИН. Да, те пушки в 1941 году насквозь "прошивали" немецкие танки. Их тогда отодвинули из-за сложности производства. Но как они понадобились нам в 1943 году под Курском и дальше!.. А где бы мы эти станки взяли?

То есть "пакт Молотова—Риббентропа" привёл к тому, что Британская империя оказалась совершенно в ином положении. До этого ей как на ладони была явлена новая эра британского владычества, а в результате советско-германского договора положение оказалось "не до жиру, быть бы живу" — хотя бы куски империи сохранить!.. Не случайно в разговорах с Рузвельтом Черчилль сбивался на истерику и кричал, что не желает быть свидетелем на пиршестве по случаю раздела Британской империи…

Недавно они выпустили фильм "Тёмные времена". Там ужасные Гитлер и Сталин и практически святой Черчилль. Надо признать, что в этом отношении Британия блюдёт свою самость — они чтут таких лидеров, как Уинстон Черчилль, для них это герои и властители дум в самые сложные периоды истории. Чего не скажешь о нас, особенно в 90-е годы, когда вопросы истории были отданы на расклёвывание омерзительным во́ронам, заглушавшим всё своим карканьем: "А-а-а, "пакт Молотова—Риббентропа!" Ужас, покайтесь!" Но нам надо разобраться во всём, понять, что происходило, досконально и чётко.

Игорь ШИШКИН. Нужно понять, что этим пактом Сталин действительно изменил "расписание" Второй мировой войны. Сделал так, чтобы из войны, которую нам навязали, и которая нам, в отличие от Британии, США и Германии, была не нужна, мы вышли победителями. Без союзников выйти победителями мы не могли, а этот пакт вынудил Британию и США стать нашими союзниками. Напомню, что британцы до последнего хотели оказаться "падальщиками" на теле Советского Союза, погибшего под ударами Германии, и Германии, подорванной этой войной.

Вспомним операцию "Копьё", задуманную британцами в начале 1940-го. Тогда уже шла так называемая Странная война с Германией. Почему "Странная…"? Почему Англия и Франция не напали на Германию? Надеялись, что советские и немецкие войска сцепятся в Польше. Тогда появилась идея атаковать Советский Союз, нанести удар по его нефтяным промыслам с Ближнего Востока. Британия и Франция объявили бы "крестовый поход Запада" против большевизма.

И в этой ситуации куда бы делся Гитлер с его антикоммунизмом? Его западные противники уже сражаются с "коммунистической заразой" — примыкай! И, соответственно, кому придётся под Москвой сражаться? Вермахту, а не англичанам. Была эта попытка? Была. А не удалась она только потому, что буквально за несколько дней до начала операции "Копьё" (англо-французского удара по бакинским нефтепромыслам) Гитлер атаковал Францию.

И Франции не стало.

Игорь ШИШКИН. Да. И самая последняя попытка Черчилля спасти Британскую империю — это операция "Немыслимое", когда в 1945 году британский премьер пытался спровоцировать столкновение в Европе уже между США и СССР, задействовав для этого немецкие дивизии, в том числе — и дивизии СС. Британцы остаются британцами. И они чтят преступника Черчилля — а он действительно преступник, на его руках море крови мирных жителей по всему миру! Но он был выдающимся политиком, который отстаивал интересы Британской империи, это факт. А не спас он её только потому, что товарищ Сталин в 1939 году Британию переиграл и нанёс ей самый страшный удар, от которого она уже не оправилась.
"Пакт Молотова—Риббентропа" — это начало конца Британской империи. И этого, кстати, они нам, конечно же, никогда не забудут и никогда не простят.

Игорь Сергеевич, спасибо большое за интереснейшую беседу!

Беседовал Андрей Фефелов

На фото: 23 августа 1939 года. Председатель Совнаркома В.М. Молотов от имени СССР подписывает Договор о ненападении с Германским рейхом

Источник
Похожие новости
15/08/2019, 11:33 375
19/08/2019, 11:48 133
18/08/2019, 15:48 209
Новости партнеров
Загрузка...